МИР ПОСЛЕ БРИК Эксперты прочесывают планету в поисках новых рынков

После впечатляющего экономического рывка протяженностью в десять лет страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) замедлили развитие, в связи с чем международные корпорации перешли к активному поиску очередных перспективных вариантов инвестирования. Различные финансовые аналитики пытались сформировать новую «корзину стран», однако быстрее, чем формировался их список, случались государственные перевороты и раздел власти, порождая очередную неопределенность.

После окончания Второй мировой войны, промышленно развитые государства, говоря о бедных и отстающих представителях мировой общественности, выражались не иначе как «страны третьего мира». В 1981 году голландский предприниматель Антуан ван Агтмаель придумал для наиболее перспективных из них выражение «развивающиеся рынки», положив тем самым начало волне инвестиций. В 2001 году в Goldman Sachs придумали термин БРИК — Бразилия, Россия, Индия и Китай.

Страны БРИК пережили потрясающий экономический скачок, обогнав по темпам роста наиболее богатые государства и привлекая бесконечные прямые инвестиции. Кое-кто из экспертов даже предсказывал, как выясняется, чересчур оптимистично, что БРИК по совокупным экономическим показателям вскоре обойдут Северную Америку, Европу и Японию.

Теперь же новостные ленты снова расшумелись из-за очевидных экономических, финансовых и политических сложностей во всех четырех странах БРИК. Беднота Бразилии восстала против укоренившегося политического режима, после чего рост замедлился; Россия перешла к авторитарной модели с упором на эксплуатацию недр; в Индии провалились реформы, без которых невозможно оттянуть финансовый кризис; экспортная же машина Китая притормозила, и, как следствие, темпы роста страны перестали описываться двузначными цифрами, снизившись до впечатляющих, но все-таки скромных на прежнем фоне 7,5%.

«Мне кажется, дешевый труд показал, насколько непредсказуемы сопряженные с ним риски»

Майкл Моран вице-президент по оценке политических рисков в консалтинговой компании

MIST И CIVETS

Два наиболее обсуждаемых списка перспективных экономик – MIST (Мексика, Индонезия, Южная Корея и Турция) и CIVETS (Колумбия, Индонезия, Вьетнам, Египет, Турция и Южная Африка) – включают в себя страны, которые не совсем укладываются в понятие «развивающиеся». Та же Южная Корея уже относится к числу промышленно и технически развитых держав, о чем свидетельствует успех Samsung Electronics, LG и Hyundai Motors. Вьетнам, видимо, так и не выберется
из тени централизованной коммунистической системы. Египет пребывает в политическом и социальном хаосе, а Южная Африка попала в политический тупик и испытывает проблемы трудоустройством.

Несмотря на отсутствие явного согласия в отношении того, какие именно страны должны прийти на смену БРИК, одним из наиболее очевидных принципов должен стать уход от потерявшей актуальность дешевой рабочей силы, на которой строился экономический бум в странах БРИК.

«Мне кажется, дешевый труд показал, насколько велики и непредсказуемы сопряженные с ним риски», - сказал Майкл Моран, вице-президент по оценке политических рисков в консалтинговой компании Control Risks из Лондона. «Каждый, начиная с Apple в Китае и швейной промышленность в Бангладеше, убедился, что прекрасно все только на бумаге, а в реальности отсутствие регулирования влечет за собой гигантские неурядицы». К скрытым рискам можно отнести коррупцию, низкие стандарты безопасности, неуважение к гигиене труда и правам человека, ухудшение окружающей среды. «Чем дальше вы от источника производства, тем выше риск для вашей репутации», - сказал Моран.

“НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ МЫ ВИДИМ, КАК РЫНОК ИНТУИТИВНО ПЕРЕСТРАИВАЕТСЯ ПОД ОБРЕТЕНИЕ США И СТРАНАМИ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ ПРЕЖНЕЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ”.

АНТУАН ВАН АГТМАЕЛЬ СТАРШИЙ КОНСУЛЬТАНТ, GARTEN ROTHKOPF

Тарун Ханна, директор Института Южной Азии при Гарвардском университете, согласна с тем, что компании все реже стремятся инвестировать в страны, которые с трудом справляются с саморегулированием. «Неважно, что мы потребляем, носки или молоко, они поступают к нам по цепочке из многих людей, которые берут их руками и могут где-то что-то напутать», - сказала Ханна, один из авторов вышедшей в 2010 году книги Winning in Emerging Markets: A Roadmap For Strategy and Execution (Победа на развивающихся рынках: стратегия и реализация). «Мы уязвимы и не можем противодействовать обману, надувательству, лживым обещаниям и преступным действиям, если отсутствуют механизмы для борьбы со всем этим».

ОБЛАСТЬ ЭКСПЕРТНОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ

Ханна полагает, что западные корпорации все чаще обращают внимание и готовы инвестировать в страны, обладающие экспертным опытом и способные генерировать перспективные идеи, которые в дальнейшем могут разойтись по миру, и это стало вторым по значимости принципом пост-БРИК эпохи.

Индия, отмечает Ханна, развивает инновационные решения в области кардиохирургии, стараясь минимизировать затраты; Южная Корея делает ставку на широкополосную связь; Бразилия обогнала весь мир в производстве биотоплив; Колумбия экспериментирует с тремя технологическими инкубаторами, стимулируя становление цифровой эпохи предпринимательства; Кения стала мировым лидером в области мобильных платежных систем. Удивительно, но Кении нет в приоритетном перечне стран пост-Брик, а проблемы с терроризмом в Сомали могут навсегда закрыть ей туда дорогу. И все же опыт Кении с организацией мобильных платежей говорит о том, насколько пристальное международное внимание может заслужить страна, относимая к сложнейшему с экономической точки зрения региону.

«ЕСЛИ ВАШИ ИНТЕРЕСЫ ЛЕЖАТ В ОБЛАСТИ ФИНАНСОВ ИЛИ МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ, НУЖНО БЫТЬ СУМАСШЕДШИМ, ЧТОБЫ НЕ ИМЕТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА В КЕНИИ»

Тарун Ханна Директор Института Южной Азии при Гарвардском университете

Кения долгое время была лишена банковского сектора, пока один из операторов мобильной связи не решил освоить это непаханое поле возможностей. «Для получения кредитной карты нужно было относиться к классу элиты, иметь активы за рубежом и близких друзей в банке», - сказал Моран. Теперь же благодаря действующей в стране системе M-Pesa любой владелец сотового телефона может оплачивать счета и совершать безналичные переводы. «Телефонная компания сумела сделать с банками то же, что Apple в свое время сотворила в музыкальной индустрии», - говорит Тарун. «Она заняла позицию между банками и клиентами. Стала проводником кредитов».

M-Pesa (M означает мобильная, а Pesa, на суахили, - деньги) считается самой развитой платежной системой в мире. «Если ваши интересы лежат в области финансов или мобильной связи, нужно быть сумасшедшим, чтобы не иметь представительства в Кении», - говорит он.
Стоят упоминания еще как минимум две темных лошадки в Восточной Азии: Малайзия, которая растет благодаря относительной политической стабильности, развитой языковой базе (малайский, английский и китайский), и появлению завоевавших успех на международной арене компаний; и Филиппины, с повсеместным английским и высокой квалификацией работников, имеющих доступ к скоростным средствам связи. Многие компании перевели свои оперативно-учетные подразделения и колл-центры из Индии на Филиппины, поскольку филиппинцы лучше владеют американскими идиомами и культурными аспектами.

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА НА ПОДЪЕМЕ

Кроме Бразилии в Латинской Америке до сих пор не было процветающих стран; выбиваются из общей тенденции разве что два многолетних соперника. Президент Колумбии Хаун Мануэль Сантос развязал войну против наркосиндикатов и повстанцев и тем самым привлек небывалые зарубежные инвестиции. Инкубаторы страны выпустили множество молодых компаний. Китай закупает в Колумбии сырье, а уровень роста стабилизировался на отметке 5% в год. Появляется средний класс.

В Мексике новый лидер, президент Энрике Пенья Ньето, который взялся за реформы с целью разрушения нефтяной монополии PEMEX, ограничения власти квазимонопольной телефонной компании, преобразования системы образования и решения проблемы насилия на фоне злоупотребления наркотиками. Не заставили себя ждать и объемные инвестиции со стороны производителей из США.

Независимо от направления дальнейших инвестиций западные производители освоили и третий принцип: при выборе места нужно действовать более взвешенно, чем это делалось раньше. Вместо постройки заводов для обслуживания единственного развивающегося рынка или поставки товаров на американский рынок, они стремятся к созданию интегрированных региональных центров, обладающих повышенной рентабельностью, об этом говорит Джон Биагиони, генеральный директор компании Viatran, Уитфилд, Нью-Йорк (США), которая поставляет датчики давления и уровнемеры для автомобильной, авиакосмической и нефтегазовой отрасли. Будучи подразделением Dynisco, компания Viatran представлена в 20 странах мира.

Раньше решения принимались с учетом себестоимости одной детали, основной составляющей которой являлась ставка оплаты труда, при этом в расчет не принималась огромная текучесть кадров, затраты на обучение и рост зарплаты, растущие расходы на транспортировку и общую координацию. Биагиони призывает производителей задаться простым вопросом: «Вы гонитесь за конкретной целью или пытаетесь выработать стратегию становления мировым промышленным лидером? Я уверен, соображающие люди все чаще приходят к пониманию того, что продукция должна быть рассчитана на данный регион, производиться в этом регионе и обслуживаться там же».

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ ЗАПАДА

Неожиданным образом в числе выигравших от завершения эпохи БРИК могут оказаться Соединенные Штаты, Канада, Австралия, Германия и Великобритания. «Люди переоценили конкурентоспособность Китая и других стран БРИК, занизив при этом возможности самой Америки», - говорит ван Агтмаель, работающий теперь старшим консультантом в компании Garten Rothkopf, Вашингтон (США) и оказывает услуги транснациональным корпорациям. «На текущий момент мы видим, что рынок интуитивно перестраивается под обретение Соединенными Штатами и странами Северной Европы своих прежних конкурентных позиций».

Согласно индексу инвестиционного доверия (FDI), Соединенные Штаты впервые с 2001 года переместились с занимаемой в 2012 году четвертой позиции, обошли в 2013 году Китай и стали Главным претендентом на будущие инвестиции со стороны крупнейших мировых компаний . Канада (20 место в 2012 году) и Мексика (ранее не входила в рейтинг) сразу попали в первую десятку. В числе других лидеров появились Франция, Япония, Испания, Швейцария и Польша. Аргентина и Чили, не входившие в рейтинг в 2010 и 2012 годах, оказались на 22 и 23 местах соответственно. В числе стран с наиболее «просевшим» рейтингом – Индонезия (9 показатель в 2012 году и 24 в 2013 году) и Малайзия (10 в 2012 году и 25 в 2013 году).

В чем же причина? Стоимость производства и ставки оплаты труда в Китае подскочили в разы, не говоря уже о затратах на транспортировку в другие страны. Мощнейшие пожары на швейных фабриках в Бангладеше нанесли суровый ущерб многим ритейлерам, от американской Wal-Mart до шведской H&M. В технологическом смысле западные компании все чаще осознают, что сокращение «обратной связи» между внедряемыми инновациями и производственными площадками позволяет эволюционировать намного быстрее.

В совокупности это говорит о том, что следующим идеальным рынком может стать старый рынок развитых стран Северной Америки, Европы и Восточной Азии. ◆

автор статьи Уильям Дж. Холстейн Вернуться к началу страницы