Журнал Compass #15

ОЮ ТОЛГОЙ Огромный рудник в Монголии выступает в качестве полигона для проверки бережливых технологий добычи

По мере того, как горнодобывающая отрасль все дальше забирается в поисках ценных ископаемых, ведущие ее представители для увеличения выгоды от своей деятельности переходят на бережливые методики, ставшие традиционными на производственных предприятиях несколько десятков лет назад.

В южной части пустыни Гоби в Монголии, где кочевники до сих пор пасут свои стада, расположен медно-золотоносный рудник Ою Толгой, владельцы которого на фоне не лучшей ситуации в горнодобывающей отрасли решились на знаковые перемены. Рудник, разработкой которого занимается британско-австралийская мультинациональная компания Rio Tinto Group, стал полигоном для испытания тех же принципов бережливого производства, которые большинство производителей взяли на вооружение, по крайней мере, тридцать лет назад, чтобы хоть как-то защитить себя от чувствительных изменений конъюнктуры на переменчивом рынке.

После многих лет резкого всплеска активности, когда острейший спрос намного превосходил добывающие возможности, а об эффективности мало кто задумывался, цены на сырьевые товары просели, а новые пики спроса стали редки. Многие горнодобывающие компании отреагировали уменьшением капитальных затрат и переориентировались на критически важные инвестиции. Такая стратегия не предполагает роста, но отрасль вынуждена ей следовать, закрывая шахты, увольняя рабочих и выжидая очередного рыночного роста.

Однако некоторые шахты, впервые в отрасли, решили пойти иным, инновационным путем.

«Мы находимся на раннем этапе изменения парадигмы в горнодобывающей промышленности».

Майк Макфалан инженер, консультант в области горной добычи

«Мы находимся на раннем этапе изменения парадигмы в горнодобывающей промышленности», - говорит Майк Макфалан, инженер из Канады, консультант отрасли и бывший исполнительный вице-президент AngloGold Ashanti, одной из крупнейших горнодобывающих компаний в мире. «В Соединенных Штатах в 1940-50-х годах в автомобилестроительной отрасли не было равных конкурентов. В 60-70-х годах ситуация была схожей, а вот в 80-х после появления японских машин все мигом перевернулось. Если проводить аналогию для горнодобывающей отрасли, она находится в положении, в котором оказалась автопромышленность США в середине 80-х».

ОТ АВТО К ШАХТАМ

Сэм Уолш, ветеран автомобилестроения с 20-летним опытом, сейчас является генеральным директором Rio Tinto и многими признан безоговорочным лидером бережливого производства.

«Если бы мне предложили выделить единственный козырь, за который я маниакально держусь после ухода из автомобилестроения и надеюсь реализовать в горнодобывающей деятельности Rio, я бы назвал акцентированный, не допускающий двоякого толкования упор на ценность и эффективность», - говорит Уолш.

Вот только горняки трудятся не в облагороженных, автоматизированных цехах, где из раза в раз повторяются одинаковые, прогнозируемые процессы, оттого и слышится из уст многих руководителей горных компаний, что уникальный характер их отрасли делает почти невозможным адекватное применение бережливых методик. Горнодобывающие компании, отмечают они, проводят колоссальные по своему масштабу операции по разведке, извлечению и переработке ресурсов в удаленных, труднодоступных регионах в настолько суровых условиях, что самое понятие «суровости» нужно удесятерять. Да и рынок добываемых ресурсов невероятно жесток, вторя колебаниям мировых рынков, политическим играм, переменам погоды и природным катастрофам.

Уолш возражает в том смысле, что горная добыча – тот же завод, и управлять ей нужно аналогичным образом. Например, в Rio Tinto кардинально сократили отходы внедрением новой технологии, построенной на использовании автономных грузовых вагонеток и централизованных центров управления добычей, расположенных вдали от самих шахт. Что еще важнее, так это сделанная в Rio Tinto ставка на сбор и анализ данных, с последующим использованием аналитического материала для координации процессов автоматизации и внедрения технологий на более эффективном уровне. Эффективность приравнивается к снижению производственных затрат, за счет чего Rio Tinto может вкладываться в расширение работ на шахтах, взять тот же Ою Толгой, где добывается медь для растущего рынка чистой энергетики.

В ПОИСКАХ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Бережливые принципы помимо прочего подразумевают, что различные подразделения внутри организации должны органично сотрудничать между собой и координировать действия.

У горных компаний есть активы, технологии и доступ к данным, говорит Диттон. «Дело осталось лишь за общекорпоративной стратегией обработки данных». Гораздо больше, чем новые технологии, шахтам требуются инвестиции в организационные компоненты, анализ данных и выстраивание бизнес-стратегии. Однако не всякий руководитель рискнет взять на себя ответственность за внедрение новых идей. «Пока еще у нас нет убедительной статистики, которая однозначно доказывала бы оправданность такого риска».

Ою Толгой как раз может стать таким «убедительным примером». В этом году, когда большинство добывающих компаний распродают активы и урезают затраты, Rio Tinto приступит к строительству подземных сооружений на шахте стоимостью 5,4 миллиардов долларов, с ожидаемым выходом на полную добывающую мощность к 2021 году.

На Ою Толгой планируется использовать новейшие технологии горной добычи. Однако наибольшую пользу, с большой вероятностью, может принести переключение на идеи 30-летней давности, впитанные производственной отраслью – ценности рождает не только земля, но и то, как организован подход к бизнесу.

автор статьи Дэн Хедрик Вернуться к началу страницы
автор статьи Дэн Хедрик