Журнал Compass #14
Журнал Compass #14

КРАУДФАНДИНГ Малый бизнес присматривается к новому тренду

В период общемирового экономического спада начинающие компании стали все чаще обращать внимание на краудфандинг в качестве источника финансирования. Признанные финансовые организации, включая спонсоров и венчурные фонды, занижают потенциал краудфандинга в глобальной финансовой экосистеме. Однако те участники рынка, которые выстраивают свою позицию на его основе, склонны не согласиться.

Карла Маркса хватил бы удар. Новый двигатель капитализма, получивший название «краудфандинг», питает энергией частные предприятия в составе крупнейших развитых экономик.

Призванный заполнить пробел, оставшийся после массового отказа банков от финансирования малого бизнеса по причине кризиса, краудфандинг или коллективное финансирование позволяет любому гражданину перечислить часть своих средств на счет компании через онлайновый сервис и даже приобрести акционерную долю в растущем бизнесе. Жадные до капитала «стартап-компании» бросились осваивать сайты, появившиеся по всему миру. В одной только Великобритании действуют сервисы CrowdCube, Seedrs и Funding Circle. В Нидерландах больше других известен Symbid. В Германии и Франции таких онлайновых сервисов – пруд пруди, в Латинской Америке действует Idea.me. В июле 2013 года был запущен ToGather.Asia.

Исследовательская компания Massolution из Лос-Анджелеса, Калифорния (США), провела опрос среди 308 платформ краудфандинга во всем мире, общее количество которых, по оценкам, достигает 800. При этом результаты исследования показывают, что на долю североамериканских и европейских сайтов приходится до 95% привлеченного капитала, размер которого, по сведениям Massolution, составил $2,7 млрд. в 2012 году, причем прогнозируется рост этого показателя в 2013 году до $5 млрд.

СТОРОННИКИ И КРИТИКИ

Несмотря на то, что речь, со всей очевидностью, идет о мировой тенденции, больше всего краудфандинг развит в США. В апреле 2012 года американский президент Барак Обама подписал закон Jumpstart Our Business Startups (JOBS) о стимулировании малого и среднего бизнеса на трудоустройство большего числа работников, частично за счет упрощения схем привлечения капитала.

С момента подписания закона вокруг краудфандинга возникают постоянные споры посерьезнее религиозных. Сторонники заявляют, что это - заведомо успешный путь к будущему, поскольку средства теперь можно привлекать от миллионов граждан. Однако профессиональные американские инвесторы не скрывают своего скептического отношения, не видя места для коллективных инвесторов в числе крупных игроков финансовой экосистемы.

$5 МИЛЛИАРДОВ

По прогнозу Massolution в 2013 году общий объем привлеченных в рамках краудфандинга средств составит $5 миллиардов.

«Мне кажется, их ждет фиаско», - сказала Трейси Т. Лефтероф, партнер по вопросам глобального управления в отделе венчурного финансирования компании PricewaterhouseCoopers (PwC) в Сан-Хосе, Калифорния (США). PwC следит за этой отраслью вместе с Национальной ассоциацией венчурного капитала.
Ситуация усложняется наличием как минимум двух категорий сервисов для краудфандинга. Сервис Kickstarter из Нью-Йорка по мнению многих является самым популярным в США и предназначен для сбора небольших сумм от граждан для финансирования начинающих проектов в области видеоигр и в других популярных на данный момент сферах. IndieGoGo из Сан-Франциско специализируется на искусстве. Однако участники любого из этих проектов не относятся к числу инвесторов. В большинстве случаев за свои деньги они покупают конечный продукт, речь не идет о приобретении доли в акционерном капитале стартапа.

Вторая категория сайтов, взять тот же CircleUp из Сан-Франциско, занимается продажей акций компаний, выставивших свое предложение на веб-сайте этого ресурса. Сервис CircleUp берется за привлечение капитала только для тех компаний, годовая выручка которых составляет от $1 миллиона, причем к продаже принимаются только те акции, которые аккредитованы Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC).

Генеральный директор Райан Колдбек отметил, что CircleUp с момента запуска в апреле 2012 года стал источником финансирования для 12 компаний, работающих в таких отраслях, как товары широкого потребления, мыльные принадлежности и косметика. «Если снизить ценовую планку участия, можно расширить охват аудитории», - сказал он.

СПОНСОРЫ ОСТОРОЖНИЧАЮТ

В течение долгих лет финансирование начинающих компаний зависело от поддержки спонсоров, которые вкладывались на самом первом этапе и «взращивали» коммерческий проект до тех пор, пока он не становился привлекательным для венчурного капитала.

Брайан Коуэн, председатель альянса New York Angels, в состав которого входит более 100 спонсорских организаций (Нью-Йорк, США), и автор книги What Every Angel Investor Wants You to Know (Чего ждет от вас любой спонсор), ведет одновременно 24 спонсорских проекта и выражает сомнение в том, что краудфандинг сможет предоставить достаточную деловую квалификацию и влиятельные связи, свойственные профессиональным спонсорам. Более того он предупреждает, что при наличии множества инвесторов, каждому из которых принадлежит небольшая доля в компании, возможна путаница при составлении таблицы капиталовложений, где отмечается, кто и сколько внес.

Подобные сложности вызывают опасение у Лефтерофа, представляющего PwC. «Опытные венчурные фонды скорее откажутся от сделки, в которой участвует слишком много непрофессиональных инвесторов, склонных выходить из инвестиционных проектов в отсутствие достаточной ликвидности», - сказал он.

СЛОЖНОСТИ НОРМАТИВНОГО ХАРАКТЕРА

Дают о себе знать и другие тонкости. Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), которую после выхода закона JOBS обязали выработать подходы к стимулированию краудфандинга, столкнулась с чрезвычайно насыщенной программой действий. В июле 2013 года, спустя более года после вступления закона в силу, SEC, наконец, удалось выполнить первую часть своей программы, разрешив начинающим компаниям использовать рекламу для привлечения частных средств. В независимую корпорацию по работе с фондовыми компаниями Financial Industry Regulatory Authority даже был направлен запрос на разработку нормативных документов, которые позволили бы краудсорсинговым сервисам, работающим с акционерным капиталом, продавать любому инвестору в том числе и незарегистрированные акции, а не только одобренные SEC.

В Европе законодательный климат не лучше. Кристоф де Бюсере, преподаватель из Университета Тилбурга в Голландии и один из авторов выпущенного в 2012 году труда «Европейские механизмы краудфандинга» отметил, что вопрос рассматривался различными подразделениями Европейской комиссии, однако ключевой департамент, занимающийся ценными бумагами, отложил публичные слушания до июня 2013 года. «Мало кто толком разбирается в происходящем», - сказал де Бюсере.

Образовавшийся на общеевропейском уровне вакуум вынуждает правительства разных стран самостоятельно решать проблему, что ограничивает приток евро инвестиций в экономику региона. Одна из проблем связана с тем, что современное законодательство заставляет сайты по сбору средств в рамках краудфандинга регистрировать посреднические холдинговые компании, которые принимают деньги от инвесторов и направляют их в стартапы. «Но тут встает вопрос, волнующий каждого инвестора – что же именно я покупаю?», - сказал де Бюсере.

ПРИМЕРЫ УСПЕШНОГО КРАУДФАНДИНГА

Несмотря на все сложности, краудфандинг акционерного типа порой бывает весьма успешным, об этом говорит хотя бы опыт Кристи Прунье и ее компании Willa Skin Care. Прунье взяла деньги у родственников и заложила свой дом для получения кредита в Управлении по делам малого бизнеса, но этого оказалось недостаточно.

В сентябре 2012 года Прунье обратилась в CircleUp, к середине декабря ей удалось собрать $1 миллион более чем от 10 инвесторов. Ее компания в Нью-Йорке перешагнула отметку в $1 миллион дохода и продолжает активно расти благодаря дистрибьюторским соглашениям с Target, J. Crew и Amazon, к тому же двое из инвесторов получили место в совете директоров Willa.

Прунье твердо уверена в успех краудфандинга. «Какие еще альтернативы есть у компаний типа Willa, находящихся в непростой ситуации?», - спрашивает она. «Для традиционной схемы венчурного финансирования мы слишком маленькие. До появления CircleUp у нас не было иного выбора».

«ОПЫТНЫЕ ВЕНЧУРНЫЕ ФОНДЫ СКОРЕЕ ОТКАЖУТСЯ ОТ СДЕЛКИ, В КОТОРОЙ УЧАСТВУЕТ СЛИШКОМ МНОГО НЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ИНВЕСТОРОВ, СКЛОННЫХ ВЫХОДИТЬ ИЗ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В ОТСУТСТВИЕ ДОСТАТОЧНОЙ ЛИКВИДНОСТИ».

ТРЕЙСИ Т. ЛЕФТЕРОФ ПАРТНЕР ПО ВОПРОСАМ ГЛОБАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В ОТДЕЛЕ ВЕНЧУРНОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ КОМПАНИИ PRICEWATERHOUSECOOPERS

«По схожему сценарию действует сервис Symbid, которому удалось побороть несуразности европейского и голландского законодательства и с 2011 года собрать €1,7 миллионов для 18 компаний», - сказал Корстиан Зандвлит, генеральный директор и один из основателей сайта. Среди проектов – использование солнечной энергии для подзарядки сотовых телефонов, сырная фабрика и фермерское хозяйство.

Symbid работает по банковской лицензии от Европейского центробанка и национального банка Голландии. Такая схема устраивает голландское Управление по ценным бумагам, которое обещает Symbid не предпринимать никаких правовых действий против сервиса за организацию краудфандинга. Довольно тонкий момент, но пока все работает. «Не думаю, что где-либо в мире ситуация с краудфандингом акционерного типа будет намного прозрачнее», - сказал Зандвлит.

Проповедуемый Symbid подход к краудфандингу уже привлек нескольких спонсоров. «Десять процентов нашей базы инвесторов, насчитывающей 1500 человек, приходится на долю спонсоров», - сказал Зандвлит. «Спонсорам импонирует предлагаемая нашим сервисом прозрачность, а венчурные инвесторы в восторге от идеи объединения всех инвесторов под одной «вывеской».

НЕПЛОХАЯ НИША

Невзирая на юридические и финансовые проволочки, Ами Кортезе, автор Locavesting: Revolution in Local Investing and How to Profit From It (Революционный подход к инвестициям на местном уровне и как извлечь из этого выгоду), утверждает, что краудфандинг во многих странах обзаведется правовой базой. «Совершенно справедливо, что краудфандинг останется уделом сегмента товаров широкого потребления», - сказала она. «Люди готовы вкладываться только в то, что они понимают, что им близко». И это хорошо, полагает она, поскольку молодые компании, финансируемые в рамках краудфандинга, заодно обретают своих покупателей и почитателей. «Это сильно отличается от пропагандируемого венчурными специалистами принципа скорейшего взращивания и оперативного выхода из проекта», - сказала она.

Одновременно с этим развиваются и другие модели краудфандинга. Кевин Берг Карташцевикс-Грелл, директор по исследованиям в компании Massolution, в качестве примеров приводит коллективное кредитование и коллективное финансирование с выплатой роялти. Во втором случае «возврат на инвестиции идет не в виде фиксированных процентов или доли в акционерном капитале», - говорит он. «Доход исчисляется в зависимости от выручки с продаж. Это интересный вариант для разработчиков программных продуктов и приложений, где уже имеется развитый рынок».

Учитывая все вышесказанное, рассматривать краудфандинг в качестве гарантированного дополнения для уже сложившихся схем спонсорской помощи и венчурных инвестиций, пожалуй, преждевременно. На создание этих экосистем ушли десятилетия, так что краудфандинг ждет, как минимум, испытание временем. Как сказал бы Маркс, должна зародиться новая диалектика.

автор статьи Уильям Дж. Хольстен Вернуться к началу страницы